6 дней от Истока.

Не думала, что будет полегче. Все-таки мысли о том, что Он желал мне только хорошего поддерживают лучше, чем все живые в этом мире.
Сегодня мне напомнили о том, какой песней Он меня одарил:
Флер - Колыбельная для Солнца
Нельзя больше забывать о ней. Она дарит мне тепло, будто Он обнимает меня со спины и нашептывает эту песню. Может, Солнце - это я?

Хочу вернуть те беззаботные времена, когда я не знала тех страшных секретов любимых людей. Своих богов. Своего пантеона. 
Прошу, заберите мою мудрость. Из-за нее я страдаю всю жизнь.

Хочу вернуть те беззаботные времена, когда я не знала тех страшных секретов любимых людей. Своих богов. Своего пантеона.
Прошу, заберите мою мудрость. Из-за нее я страдаю всю жизнь.

2 дня от Истока.

Прошло 2 дня.
Это будет чем-то вроде нового года, только праздновать это нет смысла.
Я уже не бросаюсь в истерику и не пью бездумно корвалол. Теперь я начинаю верить Бернару и его Империи Ангелов. А вдруг Он стал ангелом? Может, он присматривает и за мной?
Я хочу поскорее дойти до заветного Хумгата и повидаться с Ним. Но пока мой срок не придет - это невозможно.
Пожалуй, я посмею дать имя всему этому. Отныне это будет именоваться - Комплекс Каспера.

Как уходят герои.

Сегодня ужасный день. Не в плане чего-то мелочного, вроде погоды или настроения, все гораздо масштабнее.

Заметила оповещение о том, что завтра День Рождения одного из моих очень хороших знакомых. Думаю: “Я его удивлю, отправив скан открытки, на которой моим почерком ровно год назад были написаны хорошие слова”. Захожу, чтобы посмотреть на его профиль, и глаза как-то сами собой сползают на его стену.

А там последняя запись от его родственника, одна-единственная выделяется: “Пусть земля тебе будет пухом… Покойся с миром." и дата 10 июля.

Не знаю, что я сейчас буду делать: плакать, забываться или что-то еще. Моя реакция упала в сотню раз, меня как будто ударили по голове и я в оглушении.

Этот человек был тонкой мысли при том, что не читал Канта или Вебера. Он видел многое, от много страдал. Мы были с ним кем-то вроде хороших знакомцев, с кем пересекаться время от времени приятно и полезно. И, в конце концов, он был мне очень хорошим другом, собеседником и сэром Шурфом.

Я люблю тебя, Лонли-Локли. Ты всегда будешь со мной. Когда-нибудь мы, наконец, пересечемся там - в Хумгате.